>> Шесть тысяч депозитов были выведены с Кипра незадолго до банковского краха - ТВ

>> Из-за весенних заморозков пострадали косточковые культуры

>> Литва отказывается пропускать россиян в Вильнюс по облегченному режиму

В странах дальнего забережья

Разговор об офшорах необходимо начать с напоминания о том, что Кипр — любимая забугорная юриспунденуия русских компаний и банков — официально не офшор. В августе 2012 года Минфин решил исключить республику из собственного списка офшорных зон (прилагается к приказу N108н), и с 1 января 2013 года это решение вступило в силу. На это, естественно, можно сделать возражение, что приказы минфинов — это одно, а сложившаяся долголетняя практика — совершенно другое. В конце концов, Швейцария и Люксембург в перечне Минфина тоже не упоминаются, но, если информация о том, что кто-то держит там средства на счете либо регистрирует компанию, становится общественной, 1-ая возникающая ассоциация — «средства непонятного происхождения», «уклонение от налогов» и т. п. «Внедрение SPV и офшорных юрисдикций является обычной легитимной банковской практикой, принятой во всем мире»,-- возражают в ВТБ. И в госбанке знают, о чем молвят.

И другие официальные юрлица

Для того чтоб узнать, сколько офшорных структур заходит в группы русских госбанков, необходимо только прочесть их публикуемую отчетность. Группы ВТБ и Газпромбанка любая насчитывают более 100 компаний, зарегистрированных в офшорных зонах либо в странах с равномерно подходящими холдинговыми режимами. В группе Сбербанка таких компаний меньше, «всего» 43. В группе РСХБ, согласно отчетности банка, офшоров нет. В группе банка «Глобэкс» (санированная «дочка» ВЭБа) обнаружилось 33 компании, но в пресс-службе «Глобэкса» выделили: «Данные компании прямого дела к банку “Глобэкс” не имеют, никакой деятельности банк с ними не ведет. Они аффилированы с банком через другие компании».

В огромнейших госбанках поведали о собственных офшорных структурах более тщательно. При этом ссылались на удобство наличия юрлица в офшорной юрисдикции для ведения интернациональных операций. «Банк ВТБ позиционирует себя как глобальный банк, который предоставляет полный список услуг более чем в 20 юрисдикциях. Схожая диверсифицированная структура позволяет гибко подходить к управлению бизнес-процессами»,-- сказали в ВТБ.

«Две из 4 люксембургских компаний заняты организацией вербования средств (заимствований) на интернациональных рынках (одна из их — наследие “Тройки Диалог”). Еще одна была зарегистрирована Сбербанком, чтоб аккумулировать в для себя все активы “Тройки Диалог”. 4-ая люксембургская компания появилась на балансе банка в ходе покупки швейцарской банковской “дочки” Sberbank (Switzerland) Ltd»,-- поведали в Сбербанке.

В обоих банках есть компании, зарегистрированные и на Бермудах, и в Ирландии, и в Люксембурге, и в штате Делавэр, и на Каймановых и Английских Виргинских островах (BVI). Но самая пользующаяся популярностью юриспунденуия — Кипр, у ВТБ там записанно 57 компаний, у Сбербанка — 20.

При этом в госбанках не запамятывают подчеркивать, что большая часть офшорных структур группы не делали, а получили «в наследие» от поглощенных структур. «Подавляющее большая часть компаний, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях и входящих в перечень аффилированных со Сбербанком лиц, ранее были аффилированными лицами группы компаний “Тройка Диалог” (в заглавиях 15 из 43 бытует Troika.-- »Ъ")",-- заявили в Сбербанке. «Большая часть компаний, о которых идет речь, находится в принадлежности ВТБ в итоге перехода в группу непрофильных активов»,-- пояснили в ВТБ.

Меж тем создание офшорных структур помогает удачно вести международные денежные операции (а не только улучшить налоги, в чем удивительно было бы созидать цель муниципальных компаний). «Компания MICEX (Cyprus) Ltd была сотворена для реализации соглашения о продаже бывшими акционерами РТС собственных толикой на Столичной бирже в ходе прошедшего IPO. Так как соглашение подписывалось по британском праву, то и потребовалась кипрская юриспунденуия компании»,-- поведали на Столичной бирже. И разные юрисдикции предоставляют различные способности игрокам денежного рынка.

Каждый маневр должен знать собственный офшор

«Ошибочно считать, что офшорные компании употребляются только для минимизации налогообложения. Это до этого всего инструмент ведения бизнеса, позволяющий компаниям быть гибкими и действенными»,-- гласит партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов. Но офшор — это до этого всего налоговое понятие. «По размеру налогового бремени различаются три группы государств: традиционные офшоры (tax havens), страны с равномерно подходящими холдинговыми режимами и развитые страны с высочайшим уровнем налогообложения»,-- гласит директор налогового департамента компании «Эрнст энд Янг» Олег Львов.

К первой категории относятся все страны и местности, перечисленные в упоминавшемся приказе Минфина N108н, к примеру, Каймановы, Багамские, Английские Виргинские, Маршалловы острова, Мальта и т. д. В этих юрисдикциях налоговые ставки близки к нулевым. В частности, из-за этого на этих территориях достаточно либеральные надзор и требования к отчетности: государству просто не на что содержать развитый регулирующий аппарат. Компании, которым нужно стремительно заключать огромное количество сделок с огромным количеством лиц, предпочитают эти местности из-за отсутствия бюрократии. По словам государя Львова, южноамериканские хедж-фонды и фонды личных инвестиций (private equity) очень обширно употребляют юридические лица на Каймановых островах — это позволяет комфортно создавать партнерства из самых различных инвесторов без анализа налоговых особенностей страны происхождения «каждого с каждым». Из-за симпатичного режима для транспортного бизнеса в сделках по лизингу авиационного транспорта популярно внедрение компаний Бермудских островов.

Вобщем, для больших денежных компаний слабенькое регулирование не плюс, а минус: растут опасности контрагентов. В частности, потому, отмечает Олег Львов, ряд интернациональных фондов выбирает для регистрации полуостров Джерси — там особая комиссия по регулированию денежных услуг надзирает за деятельностью компаний в банковской и неких других отраслях.

При этом с точки зрения сокрытия инфы граница меж традиционными офшорами и странами с равномерно подходящим налоговым климатом равномерно стирается. Тот же Джерси просит сообщения имени бенефициарного собственника регистратору компаний. «В последнее время секретность ограничивается — офшорные юрисдикции были обязаны заключить с высоконалоговыми странами значительную сеть соглашений об обмене информацией (Tax information Exchange Agreements)»,-- гласит государь Львов.

Компании, зарегистрированные в странах с равномерно подходящими режимами — таких, как Кипр, Нидерланды, Люксембург,-- должны соблюдать ограничения, сдавать полную налоговую отчетность, отчитываться о происхождении капитала и движении средств. Но эти юрисдикции дают другие достоинства. К примеру, на Кипре и в Нидерландах комфортно регистрировать холдинговые структуры, отмечает государь Львов. «Люксембург как юриспунденуия привлекателен особенностями законодательства, позволяющими минимизировать издержки холдинговых компаний, а также компаний, ведущих определенные виды интернациональных денежных операций»,-- подтверждают в Сбербанке.

Управляющие фондами облюбовали Ирландию из-за отработанной за десятилетия (с 1987 года) сервисно-экспертной базы. «Преимущество Ирландии в действенных, но прозрачных процедурах, что сделало ее одним из глобальных центров листинга фондов, в частности индексных (ETF), 32% европейских ETF выпущены в Ирландии. В целом в Ирландии обслуживается более 9800 обоюдных фондов с активами, превосходящими €1,2 трлн»,-- гласит управляющий департамента исследовательских работ управляющей компании «Финэкс Плюс» Владимир Крейндель. Вобщем, не стоит забывать, что в Ирландии и самая низкая в ОЭСР ставка корпоративного налога — 12,5%.

Кипра место пусто не бывает

Все большее число юрисдикций становятся прозрачными для интернациональных регуляторов и надзорных органов. На встрече европейских министров денег в Дублине в прошлые выходные глава английского минфина Джордж Осборн заявил, что Англия будет добиваться от BVI и Каймановых островов более полного раскрытия инфы о лицах, подозреваемых в уклонении от уплаты налогов. Люксембург готовится подписать соглашение с ЕС об автоматическом обмене банковской информацией. Потаенна швейцарских банков становится все наименее швейцарской. Понятно, что представители структур, использующих офшоры, более охотно молвят об удобствах сервиса, чем о налоговых выгодах. Но пока офшорные и близкие к ним страны будут предоставлять обе функции, капитал будет перетекать из одной таковой юрисдикции в другую в зависимости от конъюнктуры. «В итоге кипрского кризиса капиталы из этой юрисдикции могут в основном перетекать не в страны с развитой экономикой, а в другие офшоры»,-- гласит член правления, главный директор по инвестициям швейцарского Falcon Private Bank Дэвид Пинкертон. «Для того чтоб поменять Кипр, офшорная юриспунденуия должна иметь не только развитый денежный сектор, но и соглашение с Россией об избежании двойного налогообложения. Многие офшоры такового соглашения не имеют. Потому в первую очередь капиталы будут перетекать в Швейцарию, Люксембург, Голландию, Сингапур. При этом основными странами использования банков будут прибалтийские, а также Швейцария и Лихтенштейн»,-- заключает Дмитрий Кленов.



Utaivaet.ru © Промышленнοсть, нοвοе произвοдствο, проблемы в эκонοмике.